baikalarea.ru
О сайте | Иркутск  | Байкал | Прибайкалье | Кругобайкалка | Сибирь | Краеведение | Туризм | История | Иркутский мост |
Бабр
 Фотогалереи
Иркутск день за днем
Иркутск день за днем
Хотите заглянуть в самые укромные уголки Иркутска? Или посмотреть на город с высоты птичьего полета? Каждый день здесь Вас ждет новая фотография.

Иркутяне
Иркутяне
Жители, гости, просто проезжие.

Байкал
Байкал
Хрустальная вода и черный мрак глубин, бездонное небо и свинцовые облака, настоенный на травах жар долин и белые шапки горных вершин.

Кругобайкалка день за днем
Кругобайкалка день за днем
Кругобайкальская железная дорога, Байкал, горы, окружающие озеро, люди, живущие на его берегах, памятники природы, архитектуры и многое другое.

Песнь красоты Байкала
Песнь красоты Байкала
C этой минуты Вы вступили в необычный мир: на нашей планете он единственный в своем роде. Все, что Вы увидете здесь - это лишь малая часть того необьятного и великого пространства воды, овеянного легендами, которое мы называем Байкалом.

 История и архитектура
Кругобайкальская железная дорога
Кругобайкальская железная дорога
Удивительное место есть на берегу озера Байкал - одноколейная тупиковая железная дорога, в народе называемая "Кругобайкалка". Место, где спокойную и размеренную жизнь нарушают только проезжающий два раза в сутки поезд в три вагона, да компании туристов.

 Полезности
Температура в центре г. Иркутска
Температура в Иркутске
Загляните сюда перед тем, как выйти на улицу. А вдруг там уже зима!

 



В Черемхово съезжаются бомжи со всей России



В райцентре находятся три дома-интерната и самая старая в области ночлежка

  Понятие «бомж» давно уже перестало быть просто аббревиатурой от словосочетания «без определенного места жительства», превратившись в слово с ярко выраженной негативной окраской. Бомжей никто не любит — они грязные, вонючие, асоциальные и мелкокриминальные язвы на здоровом теле нашего общества. Кроме того, они — воплощение старой истины: «От сумы да от тюрьмы не зарекайся». Нормальному человеку рядом с ними всегда как-то не по себе, стыдно и дискомфортно. Как говорил Сеня Горбунков, «на его месте должен был быть я» — фраза, которая в условиях кризиса обрела новый смысл. Одно из немногих мест, где к этим отверженным относятся по-человечески, — это Черемхово. По никому не понятным причинам так сложилось, что в этот маленький шахтерский городок бомжи со всей области (и не только) едут с последней надеждой на пристанище...

Подавляющее большинство обитателей ночлежки не спившиеся алкоголики, а пожилые люди, которых выгнали из дома неблагодарные дети или обманом лишили жилья черные риэлторы.
 
Владимир Федорович чудом спасся из шестилетнего рабства в Калмыкии и надеется, что его спокойная старость пройдет в одном из домов-интернатов Черемхово.
 
Курить в комнатах запрещено, поэтому с наступлением тепла на крылечке стихийно организовывается «клуб по интересам».
 
Развлечений в отделении временного содержания мало: телевизор да кроссворды. Зато с ними проводят часы общения на темы: «Чистота залог здоровья», «Поговорим о наболевшем», «Доброта спасет мир». Для самых активных — кружки вязания и резьбы по дереву.
 
Сергей, лишившись обеих ног, отказался от своей комнатки в коммуналке и сам пришел жить в ночлежку. Сейчас ждет перевода в дом-интернат.
 
Директор КЦCОН Наталья Лебедева: «Про нашу службу все знают только то, что мы можем устроить человека в ночлежку. А на самом деле это огромная структура».
 

СМ НОМЕР ОДИН 

9 апреля 2009 года

 

Куда податься бедному бомжу?

Черемхово, Залари, Зима, Тулун, Нижнеудинск — районные центры Иркутской области, расположенные по «железке», внешне очень похожи друг на друга, начиная с одинаковой привокзальной площади. У каждого из этих городов есть свои особенности, но, для того чтобы их понять, недостаточно просто жить в этом городе (настолько они привычны) или в него заехать на час (проездом не замечаешь).

Почему-то лишенные жилья опустившиеся люди в конце концов оседают именно в Черемхово. Но отношение к ним здесь особое, как у милиции, так и у службы соцзащиты. Черемхово стал одним из первых городов области, где три года назад ввели систему поголовной переписи бомжей: городское УВД регулярно проводит общегородские операции «Розыск» и «Бомж», по результатам которых всех лиц без определенного места жительства регистрируют в базе данных специально установленной на компьютерах программы «Папилон».

— Люди становятся безработными, теряют жилье и начинают переселяться к нам из больших городов, чаще всего из Иркутска, Ангарска и Усолья-Сибирского. Переселенцы-иркутяне почему-то чаще всего являются бывшими жителями микрорайона Юбилейного, — рассказала начальник группы розыска Черемховского УВД Галина Мусихина. — Они продают жилье риэлторам, которые им подыскивают менее комфортабельные дома с доплатой. Например, продали квартиру за миллион, а им покупают в Черемхово частный дом тысяч за сорок. Но ведь еще нужно топить его, то есть покупать дрова, уголь, носить воду. А те, кто всю жизнь прожил в благоустроенной квартире, уже не могут привыкнуть к новым условиям жизни. Остатки денег они быстро пропивают и расползаются по теплым подвалам благоустроенных домов, живут в колодцах, канализационных коммуникациях.

И наконец, именно здесь сформирован распределительный пункт на базе местного управления социальной защиты. В Черемхово уже десять лет работает ОВП — отделение временного пребывания, то, что называют социальной гостиницей, или попросту ночлежкой. Любого обратившегося буквально с улицы человека здесь отмоют, пролечат, накормят, соберут полный пакет документов и передадут по инстанциям. То есть либо трудоустроят, либо оформят в дом-интернат. Домов-интернатов в районе четыре.

Новые ноги для Сереги

На окраине Черемхово, в районе Шадринки, есть небольшое одноэтажное строение барачного типа — ОВП по документам, ночлежка в разговорах. Здесь и дожидаются решения своей судьбы двадцать пять уже бывших бомжей. И не только собственно бомжей, здесь могут содержаться люди, либо имеющие свою жилплощадь, но попавшие в сложные жизненные обстоятельства, либо сознательно от жилья отказавшиеся.

Например, Сергей В. по прозвищу Чеченец. Бомжем его назвать никак нельзя. Коренной черемховец, он окончил здесь школу и «фазанку», получил специальность экскаваторщика, отслужил в армии. Служил в Иркутске, в геодезической в/ч 18032, но успел побывать и в Чечне — девять месяцев их часть стояла в чеченской деревне Ярыш-Морды Грозненского района, за что и получил Сергей свое боевое прозвище в ночлежке. Многие думают, что он именно там потерял обе ноги — ампутировали выше колена...

Но, по его собственному рассказу, история куда как скучнее. Он демобилизовался в 1995 году, вернулся в Черемхово. Работы по специальности не было, поэтому трудился где придется — асфальтировщиком, кочегаром... В конце 90-х он потерял левую ногу — когда работал на заводе КРЗ, обварил ее кипящим гудроном. После этого получил третью группу инвалидности, сидел дома на пенсии — у него была своя комната в коммуналке.

В декабре 2007 года он отморозил вторую ногу — пьяным заснул на улице. Еще в больнице он отказался от комнаты и попросил его оформить в дом-интернат. Из больницы он попал в ОВП, где ему оформили недостающие документы, а месяц назад возили в Иркутск, в НИИ травматологии и ортопедии, откуда он приехал обратно с новенькими протезами. Сейчас он ожидает своей очереди в Саянский дом-интернат.

— Мы заметили, что, попадая в тяжелые ситуации, первыми всегда ломаются мужчины — начинают пить, продают квартиры, живут в колодцах, — прокомментировала ситуацию начальник управления министерства социального развития по г.Черемхово и Черемховскому району Людмила Прокофьева.

Пятнадцатое отделение КЦСОН

— Про нашу службу все знают только то, что мы можем устроить человека в ночлежку. А на самом деле это огромная структура — областное госучреждение социального обслуживания «Комплексный центр социального обслуживания населения Черемхово и Черемховского района», — говорит директор КЦСОН Наталья Лебедева. — В комплексный центр входят 12 отделений социального обслуживания на дому, специальное отделение медицинского обслуживания пожилых и инвалидов, отделение срочного социального обслуживания. Отделение временного содержания — это всего лишь 15-е отделение КЦСОН.

Ночлежку открыли 25 июня 1999 года — первую в области. Сегодня в области работают только две подобные социальные гостиницы — вторую открыли в феврале 2007 года в Шелехове. В областном управлении соцзащиты сообщили, что сейчас в Ангарске готовятся к ремонту здания, в котором в этом году разместится третья подобная гостиница.

Отделение временного пребывания рассчитано на 25 человек. Оно отличается тем, что в нем всегда 100-процентная заполняемость. Сейчас на очереди в ночлежку стоит 15 человек. Сегодня здесь живет пять женщин и двадцать мужчин. Возраст — от 18 лет и до конца жизни: недавно в ночлежке умерла бабушка, несколько недель не дожившая до 90-летия. По правилам человек может содержаться в ОВП не более полугода, но в сложных ситуациях могут сделать исключение — Сергей-Чеченец, например, живет там уже год. За 2007 год через ночлежку прошло 66 человек, в прошлом году — 74.

Кроме местных бомжей сюда принимают людей по направлениям глав окрестных сельских поселений, врачей больниц, а также мэров Свирска и Заларинского районов. Большую часть населения ночлежки составляют бывшие жители Иркутска и Ангарска. Но, по словам Натальи Ивановны, через ОВП в разное время прошли люди из любых отдаленных точек страны — Читы, Якутии, Мурманска, Астрахани...

— Самое удивительное, что люди, которые к нам обращаются, уже знают про ночлежку все: распорядок дня, когда, сколько раз и чем кормят, к кому и куда обратиться, — рассказывает она. — Они кочуют по всей стране, общаются, узнают друг от друга про нас и часто попадают к нам целенаправленно, проделав не одну тысячу километров.

Еще одна особенность ночлежки в том, что в ней не отказывают в помощи никому — здание находится неподалеку от вокзала, и часто бомжи, приехавшие на электричках, обращаются за помощью прямо с дороги.

В ночлежку людей приводят неблагодарные дети и черные риэлторы Традиционно считается, что в ночлежку попадают только спившиеся и неопрятные бомжи. Хотя очевидно, что в тяжелую жизненную ситуацию попасть может каждый. Например, три года назад в ночлежку попал «профессор из Иркутской сельхозакадемии» — сейчас уже никто не помнит, как его звали. А сам он не мог объяснить: работал в Иркутске, поехал на родину, на Украину, в отпуск и там потерял память. Однажды оказался на улице, совершенно не понимая, где находится, и не помня, как его зовут. Его отправили в Иркутск, а уже оттуда — в черемховскую ночлежку. Сейчас он содержится в одном из домов-интернатов.

— Сейчас к нам попадает очень много стариков, которых дети выгнали из дома, — их ровно половина. Вторая частая причина попадания сюда — это обман граждан черными риэлторами, лишение квартиры, — рассказывает завотделением временного содержания Лариса Евдокимова.

Старики не нужны никому — ни детям, ни родственникам. В ночлежке недавно жила женщина — ветеран труда, сорок лет отработавшая на Черемховской швейной фабрике, а в старости просто выгнанная из дома собственными детьми. Бывают и скучные бытовые истории маленьких людей. Александр А. из Ангарска, инвалид первой группы по зрению, развелся с женой и оказался на улице. Приехал в Черемхово сам. В ОВП ему собрали документы, а попутно сделали запросы в милицию, паспортный стол и Пенсионный фонд.

У Александра нашелся брат, живущий в Горячих Ключах. Однако, когда работники Черемховской соцзащиты сообщили ему радостную новость, он от брата немедленно отказался: «Зачем он мне?» И Александр поехал жить в дом-интернат поселка Владимир Заларинского района.

В начале этой недели отсюда в дом-интернат уехала Нинель Ивановна. Она была учительницей начальных классов в Иркутске, попыталась обменять квартиру на меньшую с доплатой и осталась вовсе без жилья — постарались черные риэлторы. Она жила в строительном вагончике, пока ее 21 ноября прошлого года не привез в интернат какой-то сердобольный человек, совершенно ей посторонний. Он жил в соседнем со стройкой доме, разговорился со старушкой, выслушал ее историю, потом просто посадил в машину и увез в Черемхово.

«Бомж» — плохое слово

Путь нового обитателя ночлежки расписан и регламентирован. При поступлении человек помещается в изолятор на десять дней. За это время проводится полный медицинский осмотр, анализы и флюорография, и при наличии «противопоказаний», как деликатно называют туберкулез, сифилис или прочие хронические заболевания, людей направляют на лечение. Пролечившись, они возвращаются в ОВП. У 10-дневного карантина есть еще одна цель.

— Люди попадаются разные, иногда агрессивные. На карантине мы наблюдаем за их поведением, подбираем им таких соседей по комнате, чтобы было как можно меньше конфликтов, — объясняет Лариса Борисовна.

Несмотря на буйный характер и привычку к полной анархии, проживающие в ночлежке прекрасно понимают грани дозволенного. С каждым из них заключается договор на соцобслуживание, в котором прописано, что можно, а что нельзя. Например, нельзя курить в комнатах, категорически запрещено употребление алкоголя.

— Инциденты, конечно, случаются — они привыкли к вольной жизни, уже сложились как личности, их здесь за полгода не переделаешь, — рассуждает Наталья Лебедева. — Могут выпить, поскандалить. Но обычно все заканчивается строгим внушением. Люди взрослые, понимают, что идти им некуда, поэтому совершенно по-детски опускают голову, водят ножкой и говорят: «Я больше так не буду». Нужно отметить, что за десять лет работы из отделения не выгнали ни одного клиента.

Впрочем, большую роль в предотвращении конфликтов играют дюжие парни, которые дежурят здесь круглосуточно и называются безобидно дежурными администраторами. Однако население ночлежки знает: с ними не забалуешь. Нам рассказывали про одного из бывших обитателей ночлежки, который пришел сюда после долгого срока в местах лишения свободы. Первое время он абсолютно серьезно и даже настырно требовал, чтобы по утрам ему в постель подносили 50 граммов водки — иначе у него не было аппетита и жизненного тонуса. Закусывать он желал не иначе как бутербродом «с животным маслом». А когда ему вежливо, но твердо объяснили, что он не на курорте, где «все включено», он долго и обиженно бурчал, что в тюрьме его кормили лучше. Однако возвращаться за решетку почему-то не захотел, дождался своей очереди в дом-интернат и уехал в надежде, что хоть там ему будут приносить «по пиисят» каждое утро.

За те полгода, которые клиенты проводят в ночлежке, им собирают полный пакет документов, при необходимости оформляют инвалидность и ставят их «на путевку» — то есть на очередь в дом-интернат (места приходится ждать 1—3 месяца). Попасть отсюда они могут в один из четырех домов-интернатов Черемховского района либо в Заларинский район. Но самым престижным считается Саянский дом-интернат — богатый и чистый, он считается у окрестных бомжей мечтой и вообще курортом.

Кстати, в ОВП никогда не употребляют слово «бомж» — для обслуживающего персонала они клиенты, не лежат здесь, как в больнице, а живут. Молодым людям, которые попали сюда после мест лишения свободы, при необходимости могут сделать временную прописку на адрес ночлежки, чтобы они могли устроиться на работу. Если старики, инвалиды и прочие недееспособные граждане оформляются в дома-интернаты, то молодых людей трудоустраивают в Черемхово — в ритуальную службу, разделывать шкуры КРС, грузчиками, а самых достойных — в охрану.

Шесть лет в рабстве

Владимир Федорович родился в Нежине, на Украине. В 1945 году его отца переправляли из Германии на Дальний Восток воевать с Японией. По дороге с одной войны на другую он успел заделать себе сына. Уехал дальше воевать, мать ребенка осталась на Украине. В 1946 году, через три месяца после рождения Володи, отца демобилизовали, и семья переехала к новому месту его службы, в Монголию. А через четыре года — в Иркутскую область, в Усть-Кут, на строительство станции Лена.

В 1963 году отец вышел на пенсию, и семья переехала в Барабинск, небольшой городок между Новосибирском и Омском. Там Володя окончил школу, работал в локомотивном депо, отслужил на флоте, после демобилизации по комсомольской путевке три года работал на восстановлении Ташкента после землетрясения. Потом работал в экспедиции «Якуталмаззолото» в Мирном. Когда умер отец, вернулся в Барабинск, женился, работал заправщиком на аэродроме малой авиации. В начале июня 1988 года Владимир с женой Галиной переехал в Иркутск. В то время началась перестройка, и Галина открыла свой небольшой книжный бизнес. Владимир работал при ней экспедитором, ездил закупать книги.

Потом с женой он разошелся, о чем вспоминать не любит: «У нее было три своих ребенка, две девочки и сын. Они выросли, жить нам не дали — трехкомнатная квартира, всем нужно место. Я не стал с ними судиться, ушел...» После этого он жил там, где работал, — сторожем в садоводствах, круглый год. В начале лета 2001 года Владимир Федорович прочитал в газете «Труд» объявление, которое перевернуло его жизнь: в Астрахани набирали работников в совхоз, предоставляли им жилье, оплачивали проезд.

— Я приехал в Астрахань, показал на вокзале эту газету милиционеру, спросил, как мне доехать. Он объяснил, я доехал до конторы, нашел отдел кадров. Девушка взяла у меня документы — паспорт, трудовую книжку, военный билет. Потом при мне позвонила насчет машины, попросила меня подождать, — вспоминал Владимир Федорович. — Я спросил, куда мне сходить поесть, но она попросила никуда не уходить, сказала, что меня увезут, там и покормят в столовой, потом предоставят жилье.

В контору приехали три калмыка. Владимир Федорович видел из коридора через открытую дверь, как девушка показала на него рукой: «Вот он, забирайте», они вытащили пачку денег и отсчитали девушке калым.

— Они подошли ко мне и говорят: «Вставай, пошли!» Я спросил: «Куда?» А они прямо мне ответили: «Ты теперь наш раб, мы тебя купили». Мне заломили руки, посадили в машину и увезли.

Привезли его в домик в степи, в ста километрах от Элисты. Несколько дней он жил в доме калмыков, потом его отселили во двор, в баранью кошару. Жил Владимир Федорович со скотом, спал на сене, ел объедки. И шесть лет пас две с половиной тысячи баранов — каждый день с четырех утра до полуночи. Хозяева раба ненавидели. Если баранов рвали волки — били его палками до полусмерти. Но и в обычной жизни не баловали.

— Я однажды сильно замерз, попросил у хозяйки кипятку — согреться. Она принесла мне чашку. Я протянул руку, а она выплеснула мне ее прямо в лицо. В результате Владимир Федорович получил сильный ожог лица и шеи, потерял правый глаз. Спасся он совершенно случайно. Обычно ночью его сторожил дворовый пес, который не выпускал его из кошары во двор. На Пасху 2007 года к калмыкам приехал освободившийся из тюрьмы родственник. Собак заперли, чтобы они не погрызли дорогого гостя. Когда в доме все напились и заснули, Владимир Федорович выбрался за ограду и пошел к трассе.

Ему повезло — мимо проезжали русские на большегрузной фуре. Его подобрали и довезли до Астрахани, где высадили на вокзале.

— Я сидел на вокзале, ко мне подошли милиционеры, спросили документы. Я им все объяснил. Тогда меня быстро забрали в отдел, а по дороге объяснили: «Нас здесь всего трое русских милиционеров. Если тебя задержат калмыки — даже разбираться не будут, просто прибьют». Они посадили меня на поезд и отправили в Иркутск — я сказал, что отсюда, потому что получал здесь паспорт. Владимир Федорович приехал по месту прописки, стал оформлять новые документы и тогда узнал в управлении соцзащиты о Черемховском ОВП. Сейчас он ждет своей очереди в дом-интернат и уверен, что ничего страшного с ним больше никогда не случится.

Берт Корк, «СМ Номер один». Фото Алексея Головщикова 


просмотров: 2976
 Форум
Александр - гость 11.04.2012 (04.23)
помогите в сборе средств на квартиру в Екатеринбурге,я стал бомжом по не воле,сейчас ночую в заброшенных здания в Екатеринбурге,я инвалид получаю маленькую пенсию,если решите помочь то вот мой счёт он пенсионный №40817.810.0.1643.1002223 заранее спасибо,а да у нас квартиры стоят не дорого всего около 3000000 рублей,если будут вопросы звоните сюда +79521343532
Кирилл - гость 26.09.2013 (11.00)
Самый дебильный город это иркутск я лично переехал в Черем там классно и нет бомжей ва в Иркутске вонеяет бомжами В Череме Черёмухой.


Ваше имя: где живете:
       e-mail:           www:


Введите код:




 Другие статьи
Юбилейный сезон

Семьдесят лет назад по приказу наркома угольной промышленности в городе Черемхове, центре угледобывающей промышленности Восточной Сибири, был открыт профессиональный городской драматический театр. И вот юбилей: ровно через семь десятилетий вновь открытие сезона. Дальше...


Нужен ли памятник кулакам?

Таким вопросом задались дети спецпереселенцев Черемховского района, которых привезли сюда родители в эпоху великого раскулачивания. Более четырнадцати тысяч человек — мужей, жен и их детей, — у которых отобрали все, были расселены в окрестностях Черемхово и отправлены в шахты, чтобы оправдать свои "грехи" перед народом. Это была лишь малая часть тех миллионов, что подверглись унизительному гонению. И дети переселенцев, сами уже пожилые люди, пережившие с родителями все тяготы переселения и подневольного труда, решили, что памятник нужен. Дальше...


Черемхово

Достоверно известно что государственный почтовый тракт через Сибирь до города Иркутска прокладывался в годы правления императрицы Елизаветы (1741-1761). Известно также, что в 1743 году по указу Иркутской канцелярии "посажен" на Черемховский станец Кабаков, первый русский государственный человек на территории города. Почти 20 лет числился в долине речушки Черемшанки "ям", селение ямщиков на почтовом тракте. В 1772 году по Иркутской губернии проезжал с экспедицией естествоиспытатель, академик Петербургской АН Петр Симон Паллас. В его описаниях есть и наши места: "За Белую переправляясь, поехал я далее прекрасными лугами, коих ровное поле пестрело цветами даже до Черемховской станции..." Дальше...


Первая жена Михаила Булгакова жила и работала в Черемхово

Трудно в это поверить, но небольшой шахтерский город Черемхово и автор известных романов "Белая гвардия", "Мастер и Маргарита", "Собачье сердце" связаны между собой. Их навсегда связала первая жена Михаила Булгакова — Татьяна Николаевна Лаппа, которую Мастер называл своим добрым ангелом. 5 лет Татьяна Лаппа жила и работала в Черемхово медсестрой в регистратуре горздрава. В архиве Черемховской больницы сохранились следы ее пребывания на иркутской земле Дальше...




 Поиск Google  

 
Web baikalarea.ru
 Разделы  

Байкальский край
Прибайкалье
Регионы
Ангарск
Шелехов
Братск
Усть-Илимск
Нижнеудинск
Тайшет
Деревни, поселки
Александровск
Алужино
Алымовка
Ангасолка
Аршан
Ахины
Байкал порт
Байкальск
Баклаши
Балаганск
Балахнинский
Барлук
Батама
Баяндай
Белореченский
Бельск
Березовый
Бильчир
Бодайбо
Большая Речка
Большие коты
Большое Голоустное
Большой луг
Борохал
Бургаз
Бурдаковка
Буреть
Быстрое
Верхнемарково
Веселый
Визирный
Витим
Вихоревка
Воробьево
Голуметь
Горячий ключ
Горяшино
Грановщина
Грудинино
Грязнушка
Ербогачен
Жданово
Железнодорожный поселок
Жердовка
Забитуй
Заводской
Залари
Заречное
Зима
Ивановка
Капсал
Карда
Карлук
Карнаухово
Катанга
Кахинское муниципальное образование
Качуг
Кимилтей
Киренск
Ключи
Ковыкта
Култук
Кутулик
Листвянка
Максимовщина
Мальта
Мама
Манзурка
Мардай
Марково
Мегет
Мельзаны
Мельничная падь
Метляево
Михайловка
Мишелевка
Моты
МРС
Мурино
Нагалык
Нижнеудинск
Новожилкино
Новонукутский
Новоснежый
Нуху-Нур
Обхой
Одинск
Оек
Окунайский
Олонки
Олха
Парамоновка
Патроны
Петрово
Пивовариха
Пихтинск
Подкаменная
Покровка
Половина
Преображенка
Прохоровка
Ревякино
Савватеевка
Саган-Жалгай
Сафроновка
Саянск
Свирск
Селиваниха
Слюдянка
Старая Ангасолка
Суховский
Сухой Ручей
Тайтурка
Тальники
Тельма
Тибельти
Тихоновка
Тулун
Тургеневка
Тыреть
Узкий Луг
Урик
Урик
Усолье-Сибирское
Усть-Алдан
Усть-Куда
Усть-Кут
Усть-Уда
Уталай
Утулик
Хайта
Холмушино
Хор-Тагна
Черемхово
Чуна
Ширяево
Шиткино
Шишкино
Шутхулун
Мангутай
Тугутуй
Петровка
Хохорск
Кеуль
Шаманка
Усть-Орда
Онгурены
Верхоленск
Якурим
Карам
Нюруткан
Средний
Черноруд
Рудовка
Анучинск
Каменка
Заплескино
Воробьевка
Хомутово
Поздняково
Куйтун
Пономарево
Буря
Вершина
Угольник
Большой Кашелак
Вершининск
Еленинск
Старообрядческие поселки
Памятники природы
Горы
Пещеры
Реки
Скальники
Природные явления
Прибайкальский национальный парк

 Черемхово

1. Первая жена Михаила Булгакова жила и работала в Черемхово
2. Черемхово
3. Нужен ли памятник кулакам?
4. В Черемхово съезжаются бомжи со всей России
5. Юбилейный сезон

  Последние сообщения  

  Реклама  


  Друзья и партнеры  


www.baikalsvet.com Светодиодные технологии. Светодиодные прожекторы, светильники. Ландшафтная и интерьерная подсветка.

  Ссылки  



 
Байкальский край


рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001152209332 (Байкальский край)


100 ms Golden BABR Журнал Вокруг света. Путешествия, приключения, открытия, рассказы, страны, первооткрыватели,
исследователи, география, континенты, сокровища, клады, обои, ссылки, отдых, Крым