baikalarea.ru
О сайте | Иркутск  | Байкал | Прибайкалье | Кругобайкалка | Сибирь | Краеведение | Туризм | История | Иркутский мост |
Бабр
 Фотогалереи
Иркутск день за днем
Иркутск день за днем
Хотите заглянуть в самые укромные уголки Иркутска? Или посмотреть на город с высоты птичьего полета? Каждый день здесь Вас ждет новая фотография.

Иркутяне
Иркутяне
Жители, гости, просто проезжие.

Байкал
Байкал
Хрустальная вода и черный мрак глубин, бездонное небо и свинцовые облака, настоенный на травах жар долин и белые шапки горных вершин.

Кругобайкалка день за днем
Кругобайкалка день за днем
Кругобайкальская железная дорога, Байкал, горы, окружающие озеро, люди, живущие на его берегах, памятники природы, архитектуры и многое другое.

Песнь красоты Байкала
Песнь красоты Байкала
C этой минуты Вы вступили в необычный мир: на нашей планете он единственный в своем роде. Все, что Вы увидете здесь - это лишь малая часть того необьятного и великого пространства воды, овеянного легендами, которое мы называем Байкалом.

 История и архитектура
Кругобайкальская железная дорога
Кругобайкальская железная дорога
Удивительное место есть на берегу озера Байкал - одноколейная тупиковая железная дорога, в народе называемая "Кругобайкалка". Место, где спокойную и размеренную жизнь нарушают только проезжающий два раза в сутки поезд в три вагона, да компании туристов.

 Полезности
Температура в центре г. Иркутска
Температура в Иркутске
Загляните сюда перед тем, как выйти на улицу. А вдруг там уже зима!

 



День знаний: последний раз в четвертый класс



Накануне Дня знаний корреспондент провел последний урок в навсегда закрытой школе села Заплескино

  В деревнях Иркутской области закрываются школы. Это и печальный показатель демографической ситуации, и скорбное свидетельство катастрофической социальной ситуации на селе. Перед самым Днем знаний только в Качугском районе было закрыто сразу пять школ — в деревнях Щапово, Тимирязево, Алексеевка, Малая Тарель и Болото. Корреспондент «СМ Номер один» за день до 1 сентября побывал в деревне Заплескино Жигаловского района, где школа в этом году впервые и никогда более не откроет двери ученикам...

Заплескинская школа располагалась в обычной маленькой избушке, пройдешь и не заметишь.
 
31 августа. Эльвира Кашина ведет свою дочь Аллу в школу. Попрощаться с ней перед отъездом в рудовский интернат.
 
Так проходили уроки весь прошлый учебный год — четвертый, единственный в школе класс из двух учениц.
 
С одной стороны деревни — горы красного плиточника, с другой — разноцветная осенняя тайга. Пейзаж — как на картине Левитана «Над вечным покоем» в миниатюре. Половина домов стоят заброшенными. Несколько сгорело.
 
Анатолий Иванов: «Отец меня видел всего один раз. Я родился в октябре, в декабре он приехал на меня посмотреть перед отъездом на фронт, а уже в мае пришла похоронка».
 
Последний урок в закрытой школе провел корреспондент «СМ Номер один».
 
Фельдшерский пункт закрыли несколько лет назад. Его приспособил под жилье «последний житель Коркино» Владимир Батурин. А чтобы вызвать скорую, жителям Заплескино приходится звонить фельдшеру в Петровку.
 
Владимир Батурин — послений житель Коркино, последний новосел Заплескино.
 

СМ НОМЕР ОДИН

3 сентября 2009 года

Депрессивная деревня

Деревня Заплескино Жигаловского района раскинулась по обеим берегам Лены. Река в этом месте узкая и мелководная, со спокойным течением, так что сообщаются оба берега посредством лодок и плотов на шестовом ходу.

— Мужики пьяные полезут в лодку, отталкиваются шестом, теряют равновесие — и бултых! В последнее время трое знакомых утонуло, — рассказал первый встречный мужик.

 

С одной стороны деревни — горы красного плиточника, с другой — разноцветная осенняя тайга. Пейзаж — как на картине Левитана «Над вечным покоем» в миниатюре. Половина домов стоят заброшенными. Несколько сгорело.

— А где здесь поселковая администрация? Какая вообще власть в деревне?

— Власть? Тут нет власти. Тут вообще ничего нет — ни магазина, ни почты, ничего. Был фельдшерский пункт — дом с вывеской еще стоит, а фельдшер уже несколько лет как в Петровку переехал (следующая по тракту деревня, примерно в полутора десятков километров от Заплескино. — Прим. авт.). В этом году закрыли последнее — школу...

Чуть позже мы узнали, что в деревне сейчас насчитывается около восемнадцати жилых дворов. Сегодня в них живет тридцать девять человек. Еще вчера (мы были там в понедельник, 31 августа. — Прим. авт.) жило сорок шесть. Население убывает на глазах. На том берегу Лены живут тринадцать стариков. Местный старожил дядя Толя Иванов говорил нам:

— Кто там живет? Давайте посчитаем: Любка с Вовкой, Ванька с Аграфеной, Луша, Галина... Все 28—29-го года рождения, но бойкие. Там есть такая Клавдия Краснова — она с семнадцатого года, ей девяносто один год, а она еще сама свою скотину гоняет.

— А молодежи у вас сколько?

— Да что молодежь? Молодежи много, а что толку, работать-то никто не хочет! Во, есть пилорама у Таюрского, он нанимает время от времени — а никто не идет.

Однако азартно взявшись загибать пальцы, чтобы подсчитать, сколько молодых в деревне, Анатолий Николаевич быстро сдулся, загнув всего четыре фаланги. Хватило одной руки. И еще живут в деревне две девочки, Алла и Даша. В этом году они пошли в пятый класс. Но уже в другую, не заплескинскую школу. Последних учениц Заплескино сегодня уже отправили в школу-интернат в Рудовку, за сорок километров от дома.

Работы нет. А ездить далеко...

Заплескино выглядела заброшенной не только из-за немногочисленности населения, но и потому, что понедельник здесь день особый. Раз в неделю приходит жигаловский автобус, и все дееспособное и трезвое население выбирается в райцентр, на закупки продуктов и товаров первой необходимости. Однако нам повезло — мы нашли обеих последних учениц школы — Аллу Кашину и Дашу Таюрскую.

Мама Аллы, Эльвира Кашина, рассказала, что работала сторожем в школе:

— О том, что школу закрывают, нас предупредили еще в конце мая этого года. В вашей газете написали, что здание школы взято под охрану сельской администрации. На самом деле ее просто закрыли на амбарный замок, а ключи отдали учительнице, Александре Железняковой. Сторожей уволили. Да и администрация МО у нас в Петровке...

Эльвира живет в Заплескино восемь лет — сама она из Жигалово, сюда переехала жить к мужу, Володе Ананьину. Говорит, что когда переехала, народу было побольше, а детей и тогда было мало.

— Я здесь семь лет работаю почтальонкой. Больше работать негде, а ездить далеко. Есть один частный предприниматель, Дашин отец, Анатолий Таюрский, у него своя пилорама. Но он нанимает работников иногда, время от времени и ненадолго. Все занимаются своим хозяйством, ходим в лес за грибами, мужики рыбалят. Большая часть — пенсионеры, поэтому живые деньги семьи видят только после пенсии, — печально улыбаясь, повествует о повседневной жизни Эльвира. — Даже если нужно просто вызвать скорую, мы сначала должны позвонить в Петровку фельдшеру, и он вызывает для нас скорую.

Сотовые телефоны здесь «не берут», поэтому просто чудо, что в Заплескино протянута ветка на один городской телефон, запараллеленный на две семьи, Ивановых и Ананьиных-Кашиных.

Последний урок. Совсем последний...

Учительница Александра Железнякова уехала в Жигалово. Дома на хозяйстве осталась маленькая, но не по-детски серьезная дочь Даша — вторая и последняя ученица закрытой школы.

— Но школу вам могу открыть я, я знаю, где лежат ключи, — сообщила самостоятельная девочка.

По дороге в школу выясняется, что судьба девочек уже решена. В Рудовке, в школе-интернате, они будут проводить всю неделю. Школьный автобус будет их привозить домой только на сутки в выходные — в три часа субботы их будут доставлять в Заплескино, а уже в шесть вечера в воскресенье забирать обратно. Для рудовского интерната это обычная практика — по этой же схеме там учатся ребята из Воробьево, Усть-Илги и еще некоторых окрестных деревень.

Заплескинская школа располагалась в обычной маленькой избушке, пройдешь и не заметишь. «Жилая площадь» поделена на четыре комнаты: две большие, класс с двумя партами и спортзал со шведской стенкой, и две маленькие — библиотека и кухонька, где девочкам готовили обеды, хотя жили они буквально через пару домов от школы.

— Давайте устроим урок, — предложил я.

Девочки сели за парты и дисциплинированно сложили руки на откидывающихся крышках. Они охотно решали примеры, исправляли ошибки в словах, написанных на доске мелом, так и оставшимся лежать на учительском столе вместе с указкой после последнего урока, с выражением читали вслух. Обе девочки были отличницами, что вполне объяснимо — при такой наполняемости класса обучение здесь было практически индивидуальным и даже почти домашним.

Но было видно, что за показным усердием они не воспринимают это всерьез, считая бесполезным развлечением заезжего журналиста. Они уже попрощались с этой школой...

Даша Таюрская, дочь учительницы, всегда сосредоточенная и неулыбчивая девочка, рассказала, что мама с папой познакомились в Иркутске, где мама получила высшее педагогическое образование (кстати, в Заплескино этим очень гордятся и для всех приезжих обязательно отмечают особо. — Прим. авт.). Папа жил в Заплескино, и мама переехала к нему.

— А я родилась в Жигалово.

— Почему в Жигалово? Жили там?

— Не жили мы там, я там в больнице родилась. Здесь же нет больницы, здесь ничего нет! — глупость корреспондента наконец вывела из себя девочку.

Когда Даша пришла в школу в первый класс, в нем стояли четыре парты. За каждой — по одному ученику. Потом они уехали из деревни — один закончил начальное образование и, как все старшеклассники из Заплескино во все времена истории деревни, отправился в интернат в Рудовку. Другой уехал жить в Петрово. Весь прошлый год они проучились вдвоем с Аллой.

— Вы знали, что вашу школу закроют?

— Знали давно, — по-взрослому серьезно кивает Даша. — Потому что детей мало, и много других причин. Мама теперь тоже будет работать в Рудовке. И мы будем там часто оставаться...

— Почему?

— Ну как почему, — идиотизм корреспондента в очевидных вопросах утомлял Дашу все больше. — Там река, мост состоит из частей (Даша имеет ввиду понтонный мост через Лену. — Прим. авт.). Если река поплывет, оттуда не выедешь. Поэтому мост убирают весной и осенью. И проехать можно будет уже только зимой, по льду.

— Вам жалко расставаться со своей школой?

Даша не снизошла до ответа на очередной бессмысленный вопрос, просто кивнула, а Алла неожиданно улыбнулась:

— А мне хочется учиться в Рудовке. Там больше детей, веселее будет.

Когда девочки закрывали школу на замок, фотограф Сергей, целясь объективом, пробормотал:

— Надо было бы, чтобы замок был покрупнее, очень символично...

— Когда мы учились, замок был больше, — немедленно заступилась за школу Даша. — Он сейчас у нас на амбаре висит...

На этой печальной ноте обучение в школе закончилось уже навсегда.

t По информации, полученной нашей редакцией от заместителя министра образования Иркутской области Александра Ермакова, в этом году на территории области ликвидировано двадцать три школы.

Средняя школа в Михайловке Качугского района закрыта в связи с аварийностью здания. Начальная школа в Бодайбо — в связи с отдаленностью и трудностью подвоза детей. Тулунская начальная школа — детский сад преобразована просто в детский сад. Также было ликвидировано двадцать сельских малокомплектных школ, среди них:

Тулунский район — 6

Черемховский район — 3

Братский район — 2

Тайшетский район — 3

Заларинский район — 1

Жигаловский район — 1

Качугский район — 4

Еще в десяти сельских малокомплектных школах образовательный процесс приостановлен в связи с отсутствием детей. Однако в этих селах есть дети дошкольного возраста, и обучение вновь будет продолжено по достижении ими младшего школьного возраста.

Александр Владимирович особо подчеркнул, что ликвидация школ проводилась только с согласия схода местных жителей. Информацию по ликвидированным сельским малокомплектным школам министерство образования Иркутской области получило от местных муниципалитетов, поэтому она является предварительной. Окончательные данные о количестве закрытых школ будут доступны только в октябре этого года, когда появятся данные официальной статистики.

Было время — гоняли карбаза до Тикси

Следуя расхожему журналистскому штампу, старожилы обычно ничего не помнят. Старожил деревни Заплескино дядя Толя Иванов прекрасно помнит времена рассвета и причины заката родной деревни. Он родился в 1941 году в Качуге. В том же году, после начала войны, они с матерью переехали к ее родне в Заплескино.

— Отец меня видел всего один раз. Я родился в октябре, в декабре он приехал на меня посмотреть перед отъездом на фронт, а уже в мае пришла похоронка, — вспоминает Анатолий Николаевич.

В селе он прожил и проработал всю жизнь — двадцать лет был штатным охотником, потом работал четырнадцать лет лесником.

— Я шил шубы из белок, легкие как пушинки. Один год было — добыл 516 белок, их девать было некуда, даже собаки не ели. В Заплескино было больше девяноста дворов. У нас две бригады по обеим сторонам Лены работали на покосе. Их называли «сметанниками»: рассказывали, что они брали с собой на покос туесок с молоком, а пока добирались до него, молоко в сметану сбивалось — вот как далеко распространялись наши покосы! У нас всегда было много свиней — шесть групп свиней было!

«Градообразующим предприятием» Заплескино был промколхоз, который строил карбаза — специальные суда, на которых баржи тянули по Лене грузы до Бодайбо, Якутска и даже Тикси.

— У меня у самого отец был лоцманом, угонял карбаза. Гоняли любые грузы; если шли продукты, мука — на них надстраивали крышу, получался такой сухогруз, — дядя Толя рисует плот домиком на пачке «Примы». — До пятидесяти тонн загружали на карбаза!

— А сейчас чем занимаетесь?

— Мелким бизнесом. Магазина в деревне нет, держим в одной комнате что-то типа лавки — пиво, макароны, сигареты, да все, что нужно людям каждый день. Но это не наше, от людей работаем. Большой коммерцией не занимаемся. Вот и сегодня моя хозяйка, Елизавета Игнатьевна, за товаром в Жигалово уехала...

Плюс один, минус семь

Закат Заплескино настал после известного указа Хрущева об укрупнении колхозов. Центральную контору перевели в Петрово, жители деревни частью уехали туда, частью разъехались по другим крупным деревням — в Качуг, Жигалово... С тех пор деревня хирела и умирала. Сегодня ее население рассчитывается по простой формуле: «плюс один, минус семь».

В последние дни лета в деревне жило сорок шесть человек. За день до нашего приезда население сократилась на семь человек — в семье Калитовичей деду — ветерану войны выделили субсидию, и они купили квартиру в Качуге. Вместе с этим в Заплескино стало меньше детей — у Калитовичей было три ребенка в возрасте 13—15 лет.

За последние годы, а может даже десятилетия, население деревни пополнилось недавно только «плюс одним» новым жителем. Про Владимира Батурина наша газета писала еще в 2004 году — он был последним, единственным жителем соседнего села Коркино. О себе он рассказывает скупо и неохотно. Сам Владимир родился в Усть-Куте:

— Но мать там умерла, родственников не осталось — чего одному жить? Я не люблю один. А деревню люблю — у нас здесь жила родня, и меня в детстве сюда на лето отправляли каждый год. И в 2002 году я переехал в Коркино, по соседству от своего дяди жить.

Три года Владимир прожил в Коркино. Стал свидетелем ее смерти — жители или умерли, или разъехались, и целый год он был единственным жителем пустой деревни. Жил в зимовье.

— Потом там стало скучно, я в Заплескино познакомился с одним мужиком, Гришей. Мы некоторое время прожили вместе, а потом он пошел в лес и уже не вернулся. Потом и дом сгорел — я уходил в лес за грибами, а у меня сидела компания, и сосед, Ванька, сигарету не потушил по пьяни. Паспорт сгорел, все документы. Я некоторое время жил в доме, где раньше был фельдшерский пункт.

Новое жилище помог обрести тот самый отъезд Калитовичей — глава семьи доводится Владимиру двоюродным братом. Теперь он живет в их опустевшем доме. Восстановил документы, получает пенсию. О жизни говорит философски:

— У меня здесь родственники на кладбище лежат. Здесь и буду подыхать...

Закрытие школы в свете всего вышерассказанного представляется меткой на хронике умирания деревни, маркером, отмечающим наступление агонии. Последний житель Коркино Владимир Батурин с огромной долей вероятности станет и последним новоселом Заплескино. Их осталось тридцать девять. Дети разъедутся. Старики умрут. Владимир Батурин имеет вполне реальные шансы стать последним жителем еще одной деревни...

Берт Корк.


просмотров: 1627
 Форум
НАТАЛЬЯ - гость 04.04.2013 (06.00)
ЗДРАСТВУЙТЕ ЗА ИНТЕРЕСНЫЙ РАССКАЗ,У МЕНЯ РОДСТВЕННИКИ БЫЛИ ИЗ ЗАПЛЁСКИНО,А МОЖЕТ КТО И ОСТАЛСЯ.ТОЛЬКО Я НИКОГДА ПРО НИХ НИЧЕГО НЕ ЗНАЛА.МОЙ ДЕД БЫЛ УЛЬЯНКОВЫМ ВЛАДИМИРОВ ГРИГОРЬЕВИЧОМ,1922 Г.Р.,УШЁЛ НА ВОЙНУ И ПРОПАЛ БЕЗ ВЕСТИ,ТАК ЧТО МОЖЕТ КТО И ЖИВЁТ СЕЙЧАС В ЭТОЙ ДЕРЕВНЕ ИЗ УЛЬЯНКОВЫХ,ЖАЛЬ ЧТО ДЕРЕВНЯ ПОГИБАЕТ,ОЧЕНЬ ЖАЛЬ.БУДУ РАДА ПООБЩАТСЯ,ЕСЛИ ЧТО ТО ЗНАЕТЕ О МОИХ РОДСТВЕННИКАХ.СПАСИБО!!!!
Воробьев Валерий - гость 18.04.2013 (06.42)
Это мои дяди, а живой Николай Ульянков, проживает в селе Заплескино. Его сыновья Владимир и Валерий, живут в Иркутской области. Для связи: тел. 8 391 68 45929


Ваше имя: где живете:
       e-mail:           www:


Введите код:




 Другие статьи


 Поиск Google  

 
Web baikalarea.ru
 Разделы  

Байкальский край
Прибайкалье
Регионы
Ангарск
Шелехов
Братск
Усть-Илимск
Нижнеудинск
Тайшет
Деревни, поселки
Александровск
Алужино
Алымовка
Ангасолка
Аршан
Ахины
Байкал порт
Байкальск
Баклаши
Балаганск
Балахнинский
Барлук
Батама
Баяндай
Белореченский
Бельск
Березовый
Бильчир
Бодайбо
Большая Речка
Большие коты
Большое Голоустное
Большой луг
Борохал
Бургаз
Бурдаковка
Буреть
Быстрое
Верхнемарково
Веселый
Визирный
Витим
Вихоревка
Воробьево
Голуметь
Горячий ключ
Горяшино
Грановщина
Грудинино
Грязнушка
Ербогачен
Жданово
Железнодорожный поселок
Жердовка
Забитуй
Заводской
Залари
Заречное
Зима
Ивановка
Капсал
Карда
Карлук
Карнаухово
Катанга
Кахинское муниципальное образование
Качуг
Кимилтей
Киренск
Ключи
Ковыкта
Култук
Кутулик
Листвянка
Максимовщина
Мальта
Мама
Манзурка
Мардай
Марково
Мегет
Мельзаны
Мельничная падь
Метляево
Михайловка
Мишелевка
Моты
МРС
Мурино
Нагалык
Нижнеудинск
Новожилкино
Новонукутский
Новоснежый
Нуху-Нур
Обхой
Одинск
Оек
Окунайский
Олонки
Олха
Парамоновка
Патроны
Петрово
Пивовариха
Пихтинск
Подкаменная
Покровка
Половина
Преображенка
Прохоровка
Ревякино
Савватеевка
Саган-Жалгай
Сафроновка
Саянск
Свирск
Селиваниха
Слюдянка
Старая Ангасолка
Суховский
Сухой Ручей
Тайтурка
Тальники
Тельма
Тибельти
Тихоновка
Тулун
Тургеневка
Тыреть
Узкий Луг
Урик
Урик
Усолье-Сибирское
Усть-Алдан
Усть-Куда
Усть-Кут
Усть-Уда
Уталай
Утулик
Хайта
Холмушино
Хор-Тагна
Черемхово
Чуна
Ширяево
Шиткино
Шишкино
Шутхулун
Мангутай
Тугутуй
Петровка
Хохорск
Кеуль
Шаманка
Усть-Орда
Онгурены
Верхоленск
Якурим
Карам
Нюруткан
Средний
Черноруд
Рудовка
Анучинск
Каменка
Заплескино
Воробьевка
Хомутово
Поздняково
Куйтун
Пономарево
Буря
Вершина
Угольник
Большой Кашелак
Вершининск
Еленинск
Старообрядческие поселки
Памятники природы
Горы
Пещеры
Реки
Скальники
Природные явления
Прибайкальский национальный парк

 Заплескино

1. День знаний: последний раз в четвертый класс

  Последние сообщения  

  Реклама  


  Друзья и партнеры  


www.baikalsvet.com Светодиодные технологии. Светодиодные прожекторы, светильники. Ландшафтная и интерьерная подсветка.

  Ссылки  



 
Байкальский край


рублей Яндекс.Деньгами
на счёт 41001152209332 (Байкальский край)


124 ms Golden BABR Журнал Вокруг света. Путешествия, приключения, открытия, рассказы, страны, первооткрыватели,
исследователи, география, континенты, сокровища, клады, обои, ссылки, отдых, Крым